Дядька Володя

Дядька Володя

Преамбула.
Уж не помню, в каком конкретно царстве-государстве сие приключилось, но помню только, что где-то на Ближнем Востоке, и во времена темные, средневековые, а то и пару веков раньше. И тем более, не помню имени властителя правоверных, но, то, что помню точно, что карал он за прегрешения не по-детски. Мало того, что за кражу руки рубил, как Мухамед в Коране велел, но и за более тяжелые преступления расправлялся не менее серьезно.

Говорят, что сестру его единоутробную, в детстве попортил некий бей. Сорвал, так сказать, цветок юности, пользуясь силой своей и властью местечковой. И еще говорят, что брат жертвы сие надругательство не забыл, а всю жизнь вынашивал планы мести. Далее, случилось то, что случилось, и стал наш братец всесильным монархом, и уж тут не забыл обидчика сестренки.
Ученые историки не знают точно, сколько дней или недель (а злые языки говорят даже о месяцах) промучился сладострастник, но сходятся, однако, в том, что период между днем, когда верные вассалы шаха поймали преступника, который и думать забыл о своих прегрешениях и днем его смерти был очень длинен. О самих пытках, коими наградил его брат невинно убиенной сестры история умалчивает, но говорят, что были они изощренными и зело изобретательными.

А теперь сама амбула.

Жили мы свое детство в славном городе Саратове, во времена застойные, то бишь семидесятые-восьмидесятые. Из обычных развлечений у нас был футбол и казаки летом, да хоккей зимой. Сами мы по малолетству залить каток себе не могли, но помогал нам в этом дворник. Дядя Володя. Толстый, вечно дышащий перегаром, но любящий нашего брата пацана дядька около сорока (как же мы ошибались), выглядящий лет на 60 по причине тесной дружбы с зеленым змием во всех его ипостасях. Еще говорили, что по рождению Володька был самым умным из братьев и карьеру мог иметь весьма успешную, но случилось в его жизни нечто такое, что поломало ему не только самое будущее, но и говорить о том стало не только стыдно, но и, вообще, запрещено.

Сама тайна дядьки Володи, как мы, пацаны, его называли нам, естественно, была не известна. Скажу более. Даже если бы, паче чаяния, нам кто и рассказал ее, мы бы, по молодости, ничего бы не поняли. По-этому, маялись мы, по юности и придумывали каждый истории одну сказочней другой. Уж не буду тяготить вас рассказами о них, но приведу пример лишь одной, которая имела самый большой успех среди наших неокрепших умов.

Говорили, что дядька Володя, в молодости своей еще Владимир Сергеич Козин, был успешным военным подводником. И как-то, затонул он значит, в море-океане со своей подлодкой. Был там то ли страшный взрыв, вызванный американским супостатом, то ли обыкновенное советское пьянство, не суть важно. Главное, что рванула сия владычица морей так, что осталась в целости только пара отсеков, в которых, значит, дядька Володя со своими парой матросами и затаился. И все бы ничего (Родина уже прознала про конфуз и послала помощь), но кислорода оставалось очень мало, вокруг рыскали вражеские шпионы и ядовитые акулы, и было принято решение всплывать (благо глубина была небольшая) и спасаться. Но выяснилось, что спасательных комплектов было аккурат на одного меньше, чем самих оставшихся в живых жертв. Уж не помню, были ли там крики “стреляй, командир” и прочее, но долго ли коротко, после всех перипетий, вытащили всех. Времена были еще не “скрепные”, по-этому пытались спасать всерьез.

Разумеется, после этой истории, все действующие лица, включая дядьку Володю, получили полное списание на берег, с соответствующей пенсией, рассчитанной на ежедневное потребление казенной, поскольку о депрессантах тогда еще не слыхивали.
И остался бы подобный героический ореол до самого конца, если бы не одно обстоятельство, а вернее история, которую я подслушал во время одной встречи близких друзей. Не буду сейчас вдаваться в подробности, однако скажу, что действующие лица были мне очень знакомы (один из них был величайшим в своей области врачом, а слушающий его моим близким родственником) и не доверять его рассказу мне нет никакой причины.

Дядя Саша Светляков  и раскрыл мне тайну злоключений дядьки Володи. И сегодня, когда практически все, кто знал “героя” этого рассказа либо мертвы (как он сам), либо спились, либо не помнят имени матери своей, я приоткрою тайну нашего двора и поведую вам, что же на самом деле случилось с хорошим, вообщем-то, пареньком из уездного города.

Оказалось же, что в однотысяча девятьсот восемьдесят второй год, в срок, получил наш сосед повестку в армию, куда и отправился с целью послужить Родине, а может еще и сделать себе карьеру. Мысль была вполне здравая, в армии тогда действительно можно было устроиться весьма неплохо и обеспечить свою семью на многие годы вперед. Однако, после учебки в отдаленном районе Таджикистана, досталась нашему герою, героическая миссия интернационального долга, и загремел он прямиком в Афган.

Что такое тамошняя служба не мне вам рассказывать. Плен, пытки, вырезания живем местных кишлаков и советских рот и батальонов еще ждут свои Алексевичей. Продолжу наше повествование, которое дядя Саша слышал, как говорится, из уст в уста дядьки Володи.

После очередного набега басмачей на нашу базу, когда погибло около трети боевого состава, а еще треть сыны Аллаха уволокли в мусульманский полон, было принято негласное решение командования отомстить через местный кишлак. Дело было в том, что именно к этому поселению, наши относились с уважением. Построили там подобие больницы, лечили ребятишек и стариков, и думали, что уж тут-то им ничего не угрожает.
Как выяснилось зря.

В одно воскресенье, когда (что уж там греха таить) наши ребятки расслабились после злоупотребления, с гор самумом промчались около сотни местных головорезов и кого смогли повырезали, а кого взяли живым утащили в аманаты, что, по сути, было хуже смерти.

И, вот, приняло, значит, наше командование решение отомстить и показать неразумным поганым, что и как.

Мужиков, конечно, всех вырезали. Старейшину лишили детородных органов и вздернули голым на самом высоком столбе. Про детей говорить не хочу, а вот с женщинами и случилось, то, что случилось.

Когда наш герой, как и все в боевом и алкогольном угаре, дорвался до беззащитной девочки, он немного поостыл. Лет ей было от силы четырнадцать и очень была похожа на племянницу по сестриной линии. Так, что Володька долго не решался на действие и даже подумывал втихаря ретироваться. Однако, девочка о его сомнениях не догадывалась, и сама думала, как выбраться из этой истории с минимальными потерями. Стреляя глазками и жестикулирующая тонкими ручками, она ясно давала понять, что может ублажить “гяура” особенным образом. Тут надо признать, что у здорового девятнадцатилетнего парнишки в армии и так выбор небольшой, а тут такое предложение. И, вроде, как не насилие, поскольку дефлорации не предвидится. Короче, согласился на свою беду. Это уж потом на следствии оказалось, что она вполне уже заслуженная вторая жена того самого старейшины, которого наши вздернули.
Вот она ему и… как бы это сказать… ну… короче под корень. Когда он очнулся, то… ну… шарики-то были на месте, а вот… ну, вы понимаете… был срезан по самое не балуй.

Это уж потом, после нескольких операций и месяцев в госпитале, не осталось никакого выбора, как и яйца срезать. Ну, сами посудите. Желание есть, а возможности никакой. Подлечили его, как могли, дали квартиру в городе, где его никто не знал, пенсию хорошую и врачебное наблюдение (где дядя Саша его и пользовал). Живи, как можешь, радуйся, что жив остался. Ну, а что злоупотреблял, то, конечно, потом стало понятно. Как говорится, не от хорошей жизни.
Так, что, и такое бывает, ребятишки.
А главное, не совсем понятно, кто тут прав, а кто виноват.

Добавить комментарий