Гельмера

1.

   Он свалился на меня, как сосулька на голову. С тем же сногсшибательным эффектом. Дело, правда, было жарким летом в Тель-Авиве. По этому, я сначала подумал, что у меня головокружение на почве израильской жары. Ну, представьте: прихожу домой после жуткой ночной смены, с надеждой отдохнуть часиков шесть. Благо в доме никого. Жена в отъезде, дети в школе, собака где-то спит. Все распологает к тишине и спокойствию. Сейчас бы книжку в руки. Недавно Азимова нашел. «Конец вечности». Говорят — отличная вещь. Ан нет! В салоне на диване сидит некто. Морда нахальная, я бы даже сказал глумливая (да простит меня классик). Смотрит на меня приветливым взглядом и улыбается. Ну, что тут скажешь? Я и сказал.
— Привет, ты кто? Хотя, — обреченно машу рукой и продолжаю, — какая разница. Выпить хочешь?
— Меня зовут Гельмера, — отвечает. Причем голос спокойный и ровный. Вот просто отличник в классе, вызванный отвечать домашнее задание и убежденный в очередной пятерке.
Ясно, думаю, выпить не желает. Это, к стати, очень славно, поскольку виски у меня на донышке. Но с другой стороны, какой-то не наш человек, получается. Но, фиг с ним. Достаю бутылку, наливаю в стакан с таким прицелом, чтобы осталось еще хотя бы на половину. Мало ли… Как же я был прав… Выпиваю. Чувствую, как внутри Джонни начинает разбег. Закрываю глаза, чтобы продлить приятное ощущение. Паралелльно появляется надежда на простой «глюк». Открываю глаза. Увы. Сидит, тень отбрасывает. Вздыхаю и начинаю допрос.
— Так, дружище. Что привело тебя ко мне домой и чего тебе надобно? — Глаза прищуриваю, чтобы, значит, построже выглядеть.
— Тебя жду, -отвечает.
— И зачем я тебе?
— Чтобы поближе познакомиться.
Тень накрыла мою физиономию (опять же прошу прощения). Сидит передо мной молодой и симпатичный и ждет, когда я с ним познакомлюсь. Интересно в каком же это смысле? Вроде и не похож совсем. Хотя, кто их там разберет. Наливаю еще стаканчик. Оказывается последний. Пока я гоняю туда-сюда горлышко бутылки между указательнымо большим пальцами, спрашивает.
— Ты чем-то озабочен?
Мама, дорогая, откуда ж ты взялся, думаю. И тут этот … просто так отвечает.
— Из 38-го века.
Тут, надо признаться, произошло у меня раздвоение личности. Причем сразу по двум направлениям. Первое — побочное шло по пути, так сказать, временному, ибо век 38-ой – это вам не 22-ой. Тут есть над чем задуматься. Второе – главное – было связано с материей гораздо более тонкой. Одкуда это он знает, что меня сейчас волнует. Правда, можно это объяснить совпадением или элементарной логикой, но все-таки… Продумать до конца мне удалось. Мой гость отчудил фокус похлеще, чем ответ на незаданный вопрос.
Пристально наблюдая за поступательным движением пустой бутылки, Гельмера задает вопрос.
— Тебе так дорога эта емкость?
— Ну, как тебе сказать, — отвечаю ему в тон (вернее пытаюсь). — Все-таки Джонни, да еще и черный.
Не знаю понял ли он, что это такое или нет, скорее даже – нет, но проявил, в данном случае, широту взглядов и поинтересовался еще.
— Именно эта бутылка? – допытывается.
— Эта уже нет! – озлился я. Ну, чего ему надо. Г-ди, выпить как хочется, а в доме, как назло, ни градуса.
— Я могу тебе помочь. Я же твой гость.
— Как? – из последних сил бросаю на него тяжелый, можно сказать, бронетанковый, взгляд.
— Пожалуйста, дай мне ее. – и показывает на бутылку.
— На.
И вот тут… Берет он ее, значит. Проводит руками по ее форме сверху вниз. Легонько хлопнул руками и… нате вам. Теперь на столе стало две бутылки. Два Джони. И, что характерно, оба — черные. Один только запечатанный и полный жидкости. И, что характерно, сомнений, что там именно, у меня не было ни на секунду. Я спинным мозгом почувствовал. Виски!
Вообщем, после того, как я злоупотребил своим гостепреимством раза два… Или три?.. Нет, надеюсь, что два. Но не поручусь… Все глупые вопросы меня покинул, и я заснул глубоким детским сном праведника. И никто меня больше не тревожил… Даже безносый… Ну, Вы в курсе…

продолжение следует 🙂

Добавить комментарий