Экскурсия к корням продолжение

Хеврон. Часть Вторая.

Столь долгий перерыв со время публикования первой части, связан, во многом, с тем, что я долго не мог нащупать правильный подход к написанию. Дело в том, что публиковать банальный отчет о поездке куда-нибудь (приехали, сфотографировались, уехали) по отношению к Хеврону мне казалось неправильным. С одной стороны. А с другой, вдаваться в излишние подробности и философско-религиозные рассуждения тоже не очень хотелось. По разным причинам. По этому пришлось крепко подумать, прежде, чем взяться на клавиатуру. Такое вот слово в свое оправдание.

Итак, первая часть заканчивалась подходом к «Пещера Махпела». С нескольких слов о ней я и продолжу.

Начать стоит с того, что часть земли, на которой стоит сам город Хеврон, и пещера, была куплена нашим праотцом Авраамом у хетта Ефрона за 400 шекелей серебра. Неслыханная, по тем временам, сумма!

Этой покупкой был создан прецедент собственности на землю, и земля эта стала землей отцов и матерей наших. Не только для себя и жены своей Сары покупал Авраам пещеру и поле за городской стеной, но и для потомков своих. Там они были похоронены. Вместе с сыном Изхаком и его женой Ривкой, и внуком Яаковом и его женой Леей. На самом деле, это не совсем могилы. Это, скорее, местa, где на глубине, примерно, 30-50 метров, находятся захоронения.

Могила Авраама
Могила Авраама. Другой ракурс
Могила Сары

И именно потому, что арабы тоже являются потомками Авраама (Ибра’им в Коране) «Пещера Махпела», как в иудаизме, так и в исламе и христианстве, является одним из самых почитаемых мест (что, к стати, и спасло ее от уничтожения как мусульманами, так и христианами).

Так что же это за место? По сути — это проход, соединяющий два мира. Наш и загробный. Само слово Махпела переводится с иврита как «двойная или удвоенная». Конечно, есть и более прозаическое объяснение, мы его коснемся чуть ниже, но главная (религиозная) сущность этого места — проход между мирами, по которому души умерших уходят в другой мир и через который зарождающиеся души приходят в наш. К слову сказать, Адам пытался по этому проходу вернуться в рай, однако был остановлен, а его тело осталось захороненным в пещере навсегда. И с тех пор осталась легенда, что любой смертный, отправившийся исследовать это место, оттуда не вернется.

Так и продолжалось многие века, пока один из владык мира не решил посетить пещеру.
Этим любопытным оказался никто иной, как сам великий и ужасный Салах ад-Дин. Султан Египта, Ирака, Хиджаза, Сирии, Курдистана, Йемена, Палестины и Ливии. Во время посещения одного из залов, султан уронил в глубину пещеры свою бесценную саблю.

Несколько раз он посылал за ней своих слуг, обвязав последних веревкой, но каждый раз их поднимали наверх мертвыми. Когда, через некоторое время, султан понял, что может остаться совсем без приближенных, за саблей отправили… кого бы вы думали?.. разумеется, еврея. По легенде местный каббалист и праведник, автор книги «Хесед ле-Авраам» Авраам Азулай вызвался сам, чтобы защитить евреев от ярости Салах ад-Дина.

Спустившись вниз, он был допущен в Рай, где повстречался, как с Адамом и Евой, так и с Авраамом и другими предками. Поскольку Азулай был уже очень старым человеком, он не хотел возвращаться обратно, в наш мир, но ему пришлось сделать это, поскольку только возвращение любимой игрушки султана могло спасти хевронских евреев от уничтожения. Праотцы отпустили Азулая, но только на один день. Тиран получил обратно свою саблю, евреи были спасены, а Азулай… умер на следующее утро. И еще многие века оставался единственным человеком, посетившим Рай и вернувшимся обратно. Естественно, что подобные легенды лучше прочих замков и запретов охраняли покой Меарат-аМахпела.

Так и продолжалось многие годы, до 8 июня 1967-го года. Именно в этот день закончилась знаменитая Шестидневная война. Были освобождены многие города деревни. Среди них Иерусалим и Хеврон. И через некоторое время была предпринята официальная попытка приоткрыть тайну над узким, тридцатисантиметровым проемом, ведущим в неизведанное. Лучше всего это было описано самим Моше Даяном (министром обороны Израиля в те годы) в его книге.

« Первой спустилась по нему Михаль, дочь одного из наших офицеров, тоненькая двенадцатилетняя девочка, не побоявшаяся не только духов и бесов, существование которых не доказано, но и змей и скорпионов, которые являются вполне реальной опасностью. …Спустившись в пещеру с фонарем и фотоаппаратом она сделала фотоснимки и наброски увиденного карандашом. Выяснилось, что в подземелье имеются надгробия, арабские надписи, ниши, ступеньки, которые ведут наверх, хотя вход заделан, мало того, на фотоснимках не было видно следов двери ».

Тот самый исторический момент. Михаль спускается вниз.

В сети можно также найти воспоминания самой Михаль Арбель. Читая их у меня просто дух захватывало, прошу прощения за банальность.

« В среду 9 октября 1968 года, мама спросила меня, не соглашусь ли я спуститься в подземелье под Меарат ха-Махпела. …Машина тронулась и вскоре мы были в Хевроне….Я вылезла из машины и мы пошли в мечеть. Я увидела проем, через который должна была спуститься. Его вымерили, его диаметр равнялся 28 см. Меня перевязали веревками, дали фонарь и спички (чтобы определить состав воздуха внизу) и начали спускать. Приземлилась я на кучу бумаг и бумажных денег. Я оказалась в квадратной комнате. Напротив меня были три надгробия, среднее более высокое и более разукрашенное, чем два других. В стене напротив был небольшой квадратный проем. Наверху немного отпустили веревку, я пролезла через него и очутилась в низком, узком коридоре, стены которого были высечены в скале. Коридор имел форму прямоугольной коробки. В конце его была лестница, и её ступеньки упирались в заделанную стенку….Я вымерила шагами узкий коридор: он равнялся 34 шагам. При спуске я насчитала 16 ступенек, а при подъеме только пятнадцать. Я поднималась и опускалась пять раз, но результат оставался тем же. Каждая ступенька была высотой 25 см. Я взошла по ступенькам в шестой раз и постучала в потолок. Раздался ответный стук. Вернулась назад. Мне дали фотоаппарат, и я спустилась снова и сфотографировала квадратное помещение, надгробия, коридор и лестницу. Снова поднялась, взяла карандаш и бумагу и снова спустилась и сделала наброски. Вымерила комнату шагами: шесть на пять. Ширина каждого надгробия равнялась одному шагу и расстояние между надгробиями тоже одному шагу. Ширина коридора равнялась одному шагу, а его высота — примерно одному метру.
Меня вытащили. При подъеме я обронила фонарь. Пришлось снова спускаться, снова подниматься… »

После этого посещения, проем закрыли плитой, оставив только совсем уж узкое отверстие (не более 10 сантиметров), в которое мусульмане опускают лампаду, которая символизирует райский свет, увиденный Авраамом. Над ним был сверху установлен балдахин.

Тот самый вход в наше время

Однако, история попыток раскрыть тайну на этом не закончилась. В 1981-ом году несколько человек, взломав замки, проникли внутрь. Им даже удалось приподнять надгробья. Какого же было их удивление, когда они обнаружили еще один проход. Так было подтверждено второе название пещеры. Она действительно оказалась двойной.

Помещение, куда попала Михаль, оказалось только лишь «ламповой комнатой», и надгробья в нём были фальшивыми. В 1981-ом удалось проникнуть на следующий уровень, но проходы вниз оказались заполненными землёй. Для более глубоких исследований понадобилось бы серьёзное археологическое вмешательство. И это была только наружная пещера. С тех пор неприкосновенность входа, охраняемого израильской и палестинской службами безопасности, более нарушена не была. Видимо, время для подобных исследованний еще не наступило.

 

Нажмите для увеличения

В настоящее время, комплекс разделен на две равные части. Еврейскую и арабскую. В еврейской части находятся могилы Авраама и Сары, Яакова и Леи. В арабской Ицхака с Ривкой, да Адам с Евой. Вход евреям в арабскую часть и арабам в еврейскую разрешен только на 10 дней в году, по великим праздникам.

Могила Яакова. Нажмите для увеличения

Но и это, как говорится, хлеб, поскольку долгие столетия вход в здание евреям был запрещен. И при византийцах, и при крестоносцах, и конечно при турках и даже при англичанах.
Единственно куда могли подойти евреи – это к стене здания на уровне 7-ой ступени. Так сложилась местная «стена плача», возле которой, по традиции, молятся и сейчас.

Нажмите для увеличения

Заканчивая, хочу сказать о личных впечатлениях. Они, как бы это правильнее выразиться, неоднозначны. Дело в том, что находясь внутри «Меарат-аМахпела», чувствуешь, что ты находишься в необычном месте. Но небычность эта не какого-то банального свойства (вау, посмотрите, как круто!), нет! Она наполнена некоей субстанцией, которая, мгновенно, как только ты вошел внутрь, начинает давить тебе на плечи, заставляя понять, как мало мы знаем об устройстве даже нашего мира. О том, насколько мелочны, вообщем-то, наши мысли и устремления. Как много еще нам предстоит узнать и понять. Если, конечно, на то будет воля Всевышнего.

Вот, такие дела. 🙂

А в следующий раз мы поговорим о могиле Праматери Рахели в Бейт-Лехеме (Вифлееме).

 

Добавить комментарий